March 11th, 2016

На Родине тошно, за границей — муторно: чего хотят русские люди

БЫТЬ РУССКИМ — ЭТО БЫТЬ РАСТЕРЗАННЫМ. РАСХРИСТАННЫМ. РАСПАХНУТЫМ. ОДНА НОГА В КАРЕЛИИ, ДРУГАЯ НА КАМЧАТКЕ.

А русский - Образцовый русский. Поскреби меня — найдешь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК.
Густая и наваристая как борщ.

И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, соленых рыжиков, березовых веников, маминых колыбельных, трех томов Чехова в зеленой обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звезд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.

И нет никакой оригинальности именно во мне, я самый что ни на есть типичный русский. Загадочный, задумчивый и опасный. Созерцатель. Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал о таком типичном созерцателе, что «может, вдруг, накопив впечатлений за многие годы, бросит все и уйдет в Иерусалим скитаться и спасаться, а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе».

Быть русским — это быть растерзанным. Расхристанным. Распахнутым. Одна нога в Карелии, другая на Камчатке. Одной рукой брать все, что плохо лежит, другой — тут же отдавать первому встречному жулику. Одним глазом на икону дивиться, другим — на новости Первого канала.

Collapse )

Питер Брейгель Старший “Мужицкий” : последний голландский художник эпохи Возрождения

Питер Брейгель Старший — голландский художник, которого считают последним из числа великих творцов эпохи Возрождения в Нидерландах. Его первым ментором в мире живописи был Питер Кук ван Альст, придворный художник Карла V.

В мастерской ван Альста Питер Брейгель трудился вплоть до смерти своего наставника. Ван Альст помог молодому человеку раскрыть свой талант, так что в 1551 году, 25-летний Брейгель был принят в гильдию живописцев Антверпена и попал на работу в мастерскую Иеронима Кока. Именно там молодой Брейгель впервые увидел эстампы с картин Босха, произведшие на него очень сильное впечатление. Впоследствии он использовал некоторые приемы Босха в своих полотнах и даже написал несколько собственных вариаций на темы великого художника.

Collapse )