Лора (li_ga2014) wrote,
Лора
li_ga2014

Category:

85 лет со дня рождения Риммы Казаковой

original (700x472, 298Kb)

На знаменитые вечера в Политехе, где она выступала вместе с Евтушенко, Ахмадулиной, Рождественским, выстраивались многотысячные очереди. Песни на её стихи исполняли практически все звёзды советской эстрады. Её любовной лирикой зачитывались юноши и девушки всей страны. А сама о себе Римма Казакова писала: «Я многое в жизни смею, и с этой звездой во лбу, как целый народ, имею историю и судьбу». Сообщает Юлия Казюкова.



Революция, Электрификация, Мировой Октябрь – получалось Рэмо. Так назвали родители будущего поэта Казакову. На более привычное - Римма она сменила свое имя в 20 лет. И вскоре, после выхода первого сборника «Встретимся на Востоке» стихи Риммы Казаковой начала переписывать от руки вся страна.

«Где-то в конце 50-х годов эта девочка приехала с Дальнего Востока – вот тогда мы с ней и познакомились. Это женщина, которая сочетала в себе и жажду, полноту жизни, даже, я бы сказал, жадность, щедрость и самоотдачу», - говорит поэт Кирилл Ковальджи.

Открытость, даже откровенность поэзии Риммы Казаковой обескураживала читателя. Яркая гражданская позиция хрупкой женщины, которую называли «Евтушенко в юбке», восхищала.


15053275_10154653442584323_1623873874_o(1) (700x478, 189Kb)

Римма Казакова, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский. 1960-е

Смогли без Бога – сможем без вождя.
Вожди, вожди, народец ненадежный.
Гадай, какая там опять под хвост вожжа,
Куда опять натягивают вожжи.
Я может и не так еще живу,
Но верю в совесть.
По ее закону
Я больше лба се
бе не разобью
Не об одну державную икону.

143929 (700x432, 210Kb)



Но истинно народной все же стала любовная лирика Риммы Казаковой. 

"Приснись мне сегодня, пожалуйста,
Я так по тебе скучаю.
Только приснись не из жалости,
А так, случайно.
Приснись мне родным и внимательным,
Каким наяву не бываешь,
И любящим обязательно,
Хотя бы во сне, понимаешь?
Приснись мне, а то я уже забываю,
Что надо любить тебя и беречь,
Приснись, не сердись! Я ведь тоже живая...
Приснись, прикоснись, можешь рядом прилечь...
Приснись мне усталым, покорным, тяжелым,
Приснись, как горячечным грезится лед...
Как снятся мужья своим брошенным женам,
Как матери - сын, а ребенку - полет.
И вот я ложусь, Опускаю ресницы,
Считаю до сотни - и падаю вниз...
Скажи, почему ты не хочешь присниться?
А может, я сны забываю... Приснись..."


Ее строки, полные нежности и тепла, часто перекладывали на музыку. Если в 60-х ее выступления собирали стадионы, то позже шлягеры на ее стихи слушали миллионы. Римму Казакову узнавали на улицах, а она была необычайно скромной и невероятно щедрой.

«Однажды из командировки мы ехали с Рижского взморья, где Римма накупила янтарей – так в поезде она в приподнятом настроении раздарила все, что накупила. Вот это было для нее характерно», - вспоминает Кирилл Ковальджи.

«БЕЛЫЕ ТУРМАНЫ

До свидания, мой непридуманный!
Был ты правдою или сном?
Хлопья снега, как белые турманы,
кувыркаются за окном.
Что-то вздрагивает, потрескивает.
А в вагоне уже темно…
Я пишу тебе очень женское,
очень ласковое письмо.
Я пишу – ни на что не сетую,
ни о чем уже не грущу.
Я пишу его – как беседую:
в слух мечтаю и вслух молчу.
Пусть смешная и неумелая,
пусть неловкая – всё равно.
Вьются, бьются голуби белые,
разбиваются об окно.
Вьются голуби. Как распутица –
вихри белого их огня.
А метель всё крутится, крутится
и несёт, уносит меня…
Очень скоро поезд расстанется
с этим зимним пасмурным днём.
Я прошу тебя, пусть останется
что-нибудь на память о нём!
Чтоб хоть строчка – горькая, дымная,
словно искорка от костра,
проросла, как семечко дынное,
на побеги так же щедра.
До свидания, мой непридуманный!
Всё.
На стёклах, инеем став,
замерзают белые турманы,
крылья лёгкие распластав."

Она очень помогала молодым писателям. Она выискивала этих ребят, выводила их стихи на страницы толстых журналов, помогала им с изданием книг», - отмечает поэт Татьяна Кузовлева

В год ухода из жизни Риммы Казаковой была учреждена премия ее имени. Она называется «Начало» и вручается молодым поэтам каждую весну. Вот уже почти 10 лет.

"Наверное, надо любить тоньше,
наверное, можно любить больше.
А я люблю — как живу — неровно:
то слишком мало, то слишком огромно,
чуть слышным шепотом — или громко,
навечно, накрепко — или ломко.
Люблю беззаветно, упорно, верно, —
и незаметно, и откровенно.
Люблю и беспомощно — и уверенно.
Так, как загадано.
Так, как повелено.
Люблю — как воюю и как играю!
Люблю — как будто вот-вот потеряю…
День ото дня — и круче, и гуще,
всем настоящим и всем грядущим.
Наверное, можно и проще, и глаже.
Но я — вот так.
Полюби меня так же."

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments