Лора (li_ga2014) wrote,
Лора
li_ga2014

Categories:

-170 лет со дня рождения Василия Ивановича СУРИКОВА


26904016_2110023065679104_2139932494750863380_n (619x700, 238Kb)

" Суриков был невероятным человеком — мощным, волевым, страстным. Говорят, что «когда он делал наброски карандашом, он чертил с такой уверенностью и силой, что карандаш трещал в его руке. У него было пристрастие к трудным ракурсам, которые он набрасывал быстро и уверенно. Всякой работе он отдавался горячо и упорно, весь уходя в нее и настойчиво добиваясь намеченной цели».По словам Волошина, «В Париже, приходя в Академию Коларосси на croquis/этюды, он частенько довольно бесцеремонно расталкивал работающих, чтобы занять лучшее место, приговаривая: «Же сюи Суриков — казак рюсс»».
Василий Иванович Суриков. Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста
Апостол Павел объясняет догматы веры

Подсмотрела у Андрея Кончаловского,правнука художника...:

Интересные воспоминания о нем сто лет назад оставил Максимилиан Волошин. Несколькими фрагментами из его книги я сегодня и хочу поделиться.

«Среднего роста, широкоплечий, крепкий, с густой шапкой русых от проседи, в скобку подстриженных волос, жестких и слабо вьющихся в бороде и усах, моложавый, несмотря на свои шестьдесят пять лет, — таким я увидел Василия Ивановича Сурикова впервые в январе 1913 года.

Василий Иванович Суриков. Колокольня Ивана Великого

Колокольня Ивана Великого
В наружности его — простой, народной, но не простонародной и не крестьянской, чувствовалась закалка плотная, крутая. Скован он был крепко — по-северному, по-казацки. Лоб широкий, небольшой, скошенный одним ударом, нос короткий, сильный, ловко стесанный. Все лицо само разлагалось на широкие, четкие, хорошо определенные планы. Морщины, глубокие, резкие, но не слишком заметные на плотной, свежей, сибирскими морозами дубленной коже, рождали представление о бронзовом полированном отливе. Глаза небольшие, с умным собачьим разрезом, спокойно-внимательные, настороженные, охотничьи. Во всей фигуре подобранность и комкость степного всадника.Относясь к героям своих картин, как к живым лицам, он и всю минувшую историю России читал по живым лицам своих современников. Поэтому художник-реалист начинал иногда свои рассказы так, что казалось, что слушаешь визионера

Василий Иванович Суриков. Юродивый, сидящий на снегу

Юродивый, сидящий на снегу
"А вы знаете, Иоанна-то Грозного я раз видел — настоящего: ночью в Москве на Зубовском бульваре в 1897 году встретил. Идет сгорбленный, в лисьей шубе, в шапке меховой, с палкой. Отхаркивается. На меня так воззрился — боком. Бородка с сединой. Глаза с жилками. Не свирепые, а только проницательные и умные. Пил, верно, много. Совсем Иоанн. Я его вот таким вижу. Подумал: если бы писал его — непременно таким бы написал. Но не хотелось тогда писать — Репин уже написал. И Пугачева я знал — у одного казацкого офицера такое лицо".Из русских мастеров он особенно ценил Александра Иванова.

"Иванов — это прямое продолжение школы дорафаэлистов, усовершенствованное. Никто не мог так нарисовать, как он. Как он каждый мускул мог проследить со всеми разветвлениями в глубину! Только у Шардена это же есть. Но у него скрыта работа в картинах, а у Иванова она вся на виду".
Василий Иванович Суриков. Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге
Вид памятника Петру I на Сенатской площади

На вопрос мой о палитре Василий Иванович отвечал:
"Я употребляю обыкновенно охры, кобальт, ультрамарин, сиену натуральную и жженую, оксидруж, кадмий темный и оранжевый, краплаки, изумрудную зелень и индейскую желтую. Тело пишу только охрами, краплаком и кобальтом. Изумрудную зелень употребляю только в драпировки — никогда в тело. Черные тона составляю из ультрамарина, краплака и индейской желтой. Иногда употребляю персиковую черную. Умбру редко. Белила — кремницкие".
Вкусивший света не захочет тьмы "

/Впервые опубликовано: "Аполлон" 1916. № 6 - 7.

Максимилиан Волошин «СУРИКОВ»/

Василий Иванович Суриков. Автопортрет


русский живописец,
мастер масштабных исторических полотен. Родился в Сибири, в казачьей
семье, 24 января по новому стилю (12 января по старому стилю). Первым
преподавателем Сурикова стал Николай Васильевич Гребнёв – учитель
рисования Красноярского уездного училища.

С 1869 по 1875 год учился в Петербургской Академии художеств у П. П.
Чистякова. Во время учёбы за свои работы получил четыре серебряных
медали и несколько денежных премий. Большое внимание уделял композиции,
за что получил прозвище «Композитор». В 1881 году Суриков становится
членом Товарищества передвижных художественных выставок, с 1893 года –
действительным членом Петербургской Академии художеств.
Широко известны картины художника на темы российской истории: «Утро
стрелецкой казни», «Меншиков в Берёзове», «Боярыня Морозова», «Взятие
снежного городка», «Покорение Сибири Ермаком Тимофеевичем», «Переход
Суворова через Альпы», «Степан Разин» и другие.




«Утро стрелецкой казни», 1881. Холст, масло. 218 × 379 см.

Государственная Третьяковская галерея, Москва


«Меншиков в Берёзове», 1883. Холст, масло. 169 × 204 см.

Государственная Третьяковская галерея, Москва


«Боярыня Морозова». 1884-1887. Холст, масло. 304 × 587,5 см.

Государственная Третьяковская галерея, Москва


«Взятие снежного городка», 1891.

Государственный Русский музей, С.-Петербург


«Покорение Сибири Ермаком». 1895.

Государственный Русский музей, Петербург

В процессе работы над большими картинами Суриков, ревностно подбирая
натуру, пишет массу замечательных портретов, пейзажей, натюрмортных и
интерьерных композиций.

Правнуки Василия Сурикова: Никита Михалков и Андрей Кончаловский.




«Автопортрет»

«Переход Суворова через Альпы», 1899. Государственный Русский музей, С.-Петербург


Tags: modern, арт модерн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments