Лора (li_ga2014) wrote,
Лора
li_ga2014

Categories:

Гламур-трансформируемая реальность | 1 часть

Болезненный эскапизм и леопардовые леггинсы, низкопробная чувственность и складки

жира в красном шелке, пасторальный гротеск и накладные ногти,
искусственные полуметровые ресницы и… Продолжать можно бесконечно,
потому что всё это – химеры магического мира фантазий, рожденные в
соитии с реальностью, чудовищная производная – гомункул, созданный в
лаборатории человеческих страстей и чаяний.


131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
В 1805 году Вальтер Скотт придумал и использовал слово glamour в своей поэме «Песнь последнего менестреля»
The Lay of the Last Minstrel»)
,

которая стала фантастически популярной, и популярность эта повлекла за
собой необратимые последствия – в Шотландию неистово нахлынули туристы
со всех сторон света. Слово это обозначало таинственную силу, которая
превращала людей и места в волшебные, великолепные и притягательные
объекты – приукрашенные проекции самих себя.


Превью 131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)

Уродец принялся читать,
Как деве вид мужской придать,
Как из тюремной паутины

Соткать шпалеры для гостиной,

Скорлупку сделать кораблём,
Лачугу пастуха – дворцом.
Тому, кто стар, дать юность и напротив снова,
И всё ценой заклятья злого…

Превью 131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)

К тому времени во Франции уже творилось неладное — свобода, равенство,
смута, а точнее — революция, которая раз и навсегда разрушила прежнее
устройство четких социальных структур, и что особенно важно в

исследовании темы роскоши и гламура, — подвинуло класс аристократии
перед набирающим влияние изголодавшимся будущим средним классом, который
поначалу неистово противопоставлял себя противным и разбалованным
аристократам, и тем не менее, устройство которого стало непосредственной
средой формирования канонов новой роскоши.

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
Стоит также отметить, что для представителей класса аристократии роскошь не

была усилием или предметом вожделения, а являлась вполне естественной
составляющей их образа жизни.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/00/MA-Lebrun.jpg

Великолепие знати не было направлено на то, чтобы вызвать зависть у обычных людей,
имело смысл исключительно в кругах самой знати, и было призвано скорее
для установления непреодолимой дистанции между простым народом и
королевским двором. Вся роскошь была четко регламентирована в протоколах
и сводах.


post-regency-spring-fashions

Но среди всей этой монархии выделяется роскошный и напыщенный двор Медичи

во Флоренции, великолепие которого должно было скрыть буржуазное
происхождение рода – то есть, по сути представляло собой ритуал создания
впечатления. Предательство на горизонте, ведь основной составляющей
гламура можно назвать создание видимости с целью произвести определённое
впечатление, в том числе и вызывать зависть.


mourning-black

Мария-Антуанетта, которая подсознательно смешала дивный коктейль из исключительности и доступности. Например,

пригласив к себе портниху-простолюдинку Розу Бертен, королева
спровоцировала целый скандал, потому что немыслимо было преодолевать
пропасть между знатью и низшими сословиями.

2019dad38f0279c8d981db458c777ade (494x700, 387Kb)

Однако Королева, появляющаяся в окружении свиты и сияния бриллиантов, играющих
на солнце, словно богиня, окруженная нимфами (как писала биограф
Антония Фрейзер) любила пасторальные мотивы и соломенные шляпки и
плевать хотела на всякие условности, в чем улавливается один из наиболее
значимых моментов рождения гламура, каким мы его знаем – контраст
роскоши и простоты (который перерастёт в контраст великолепия и
безвкусицы).

marie_antoinette_young_1767


Антуанетта уже не была той величавой, холодной красоты королевой, какими были
правительницы до нового времени – она была чувственной, соблазнительной,
очаровательной и ей это до головокружения нравилось. Всячески
подчеркивать свою притягательность и всем нравиться — мастерство,
которым Мария-Антуанетта владела в совершенстве.

ce450309b8ff382b7308199addc34120 (507x700, 391Kb)

Королева окружала себя бесконечными развлечениями и феериями, а также людьми
разного сорта – от герцогини Девонширской до актрисы, писательницы и
куртизанки Мэри Робинсон, которая, к слову, заправляла тем временем
модными волнениями в Лондоне. А парикмахер месье Леонар вообще был чуть
ли не личными психологом. Однако весь блеск и кураж были лишь следствием
поверхностного нрава королевы и её увлеченности всем новым и
интересным, по сути – легкомысленной игрой.

Противоречия составляли весь образ Марии-Антуанетты – жизнь между пасторальным
дворцом Трианон и роскошным Версалем, между строгим протоколом
королевского двора и любовью к театральности и
декоративности…Олицетворение старого монархического порядка –
Мария-Антуанетта, тем не менее, имела прямые отношения с «коммерческими
стилями города», что тесно связало её образ с социальной и культурной
почвой, на которой и вырос впоследствии гламур.

ymre-stiekema31

Правда уже очень скоро, под неумолимым давлением народных волнений система абсолютистского общества, в котором «монархию поддерживала особая система образов» Расточительный,

роскошный и чрезмерный уклад жизни отныне (но недолго) считался
неприемлемым и всё теперь было очень строго и высокоморально. Люди
хотели «жить по-новому», правда совсем скоро стало ясно, что это так не
работает.

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
Ослабевшая аристократия всё еще имела влияние в обществе, а особенно в сферах

культуры и искусства, потому что несла в себе яркий и выразительный опыт
гедонистического образа жизни, о котором все могли только мечтать,
включающего в себя все виды чувственных наслаждений, к которым
относились мода, изобразительное и театральное искусство и т.д.
Приходящие к власти и неизбежному богатству новые люди негласно
ориентировались именно на аристократию, потому что на кого же еще. Являя
собой воплощение величия, великолепия и изысканности, правители всех
времён устанавливали естественную традицию соответствия роскошной жизни
последующих представителей власти и создавали благоприятную среду для
развития жгучей зависти у простого населения.

5-chloe

С наступлением Нового времени тем, кому блеск и великолепие не

передавались по наследству, но представилась возможность завоевать
власть, предстояло синтезировать его из приобретённых богатства и славы.
Несмотря на различие базовых систем ценностей, буржуа продолжали
завидовать аристократическому образу жизни. И если монархические нравы и
морали не прельщали новых людей, то материальное проявление статуса
волновало и интересовало с неизменной силой. И по сути своей, гламур –
это то, что получилось, когда внешний блеск знати подвергся
трансформации в инструмент социального и экономического превосходства
представителей третьего класса и потому исключительность из абсолютной
превратилась в относительную.

tumblr_l66fjozwop1qarjnp

И как-то посреди всего этого (понятно, как) возникла еще одна
противоречивая, и в меру своей противоречивости притягательная фигура –
Наполеон Бонапарт. Будущий император Франции буквально сочетал в своей
фигуре старое и новое, умело перекраивая уже имеющиеся установки и
принципы под новые революционные устремления.

Личность Наполеона завораживала общество – умение эффективно сочетать

противоположности в своих стратегиях реорганизации власти сделало его
одной из главных фигур своего времени, кумиром, хоть это и не очень
вписывалось в новые тенденции всеобщей нелюбви к монархическому образу
управления государством.

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)

Многие в восхождении Наполеона тут же узрели предательство и восстановление

былого королевского беспредела, но стоит отметить, что несмотря на общее
сходство, стиль и ритуалы империи Наполеона глубоко отличались от стиля
и ритуалов Бурбонов.

Будучи сыном мелких дворян, при старом времени Наполеон ни за что на свете не

оказался бы при дворе и уж тем более не имел бы продвижения по службе, а
так – в эпоху великих перемен, подхватив общий дух радикально
настроенного общества пылкий корсиканский мужчина всю свою неуёмную
энергию пустил на создание самого себя, своего успеха и величия, в чем
запросто угадывается рецепт гламурной притягательности, известный всем
нам (и вам) сегодня.

Эффектные выходки вроде обстрела огромного количества людей в Париже или

затевания самой большой войны на континенте только прибавили
очаровательности образу благородного проказника.


BWM227006 Portrait of Napoleon Bonaparte (1769-1821) (oil on canvas) by Girodet de Roucy-Trioson, Anne Louis (1767-1824); © The Bowes Museum, Barnard Castle, County Durham, UK; French, out of copyright

Ну а дальше Наполеон расшатал все правительственные устои и системы
Европы, завоевав большую её половину, короновал себя, заставив
присутствовать при этом Папу Римского, впряг в свою карету 8 лошадей –
королевское число Бурбонов и устроил массовое театральное действие на
всю страну, провозглашая блистательную роскошь отныне национальным
достоянием и всеобщим благом. Просто потому, что ему хотелось сделать
Францию раем и чтобы все смотрели и завидовали.

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
Именно Наполеон установил международную репутацию Франции и продвинул

экономику, распространив по всей Европе торговлю предметами роскоши. Он
проводил балы и обеды, прославляя и поощряя огромное количество людей,
создавая всё более обширную реальность великолепия и благополучия. Двор
стал инструментом общения с народом, публичной сценой и политическим
оружием. На балах царила атмосфера свободы и
равноправия, а не обладавший хорошими манерами император, тем не менее
обладал ярким личным обаянием и харизмой.


did-napoleon-come-dominate-europe_1e290799135c246d

Созданную Наполеоном новую элиту больше не определяли наследуемые права и
привилегии, теперь её составляли мелкие дворяне и даже не-дворяне, а
часть роскошных ритуалов и обязанность их соблюдения растекалась между
людьми очень разного сорта. Бонапарт создал
пропитанную блеском и великолепием систему правления, однако это не было
возвращением к прошлому, а скорее неистовым желанием показать себя в
новом настоящем.


131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)

Император тщательно превращал свою жизнь в красивый и возвышенный миф, но

отличительной чертой его образа была не напыщенность, а небрежность и
простота. Роскошь отныне замещала недостаток наследственных качеств, А
Наполеон всё более неотступно овладевал воображением Франции и всего
мира.

karl-lagerfeld-renaissance


Такой фантасмагории еще не видели – замки до безумия украшались всем, что
только можно было представить, покои и дома обставлялись самой лучшей

мебелью, на которой повсюду виднелись эмблемы с пчелой (символом кумира
Наполеона — Карла Великого, обозначавшего бессмертие и возрождение) и
орлом (символом имперского Рима, ассоциировавшимся с военными победами).

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
Новые Герцоги, бароны и графы купались в роскоши посреди невероятной красоты

дворцов, повсюду царил праздник. Наполеон желал, чтобы его двор
производил неизгладимое впечатление. Новой аристократии предстояло
утвердить своё социальное превосходство с помощью систематической
демонстрации рос коши и по мнению самого Бонапарта, всё это великолепие выполняло важные стратегические функции.


Мать Наполеона писала ему: «Ты ведь знаешь, как много внешний блеск
добавляет в глазах общества к блеску чина или даже личным качествам». И
он знал.


napoleon-hat


Особым новшеством при дворе были красивые женщины, которые становились
приближенными не благодаря тончайшей аристократической родословной, а
благодаря своей эффектной и соблазнительной внешности. Молодость и
красота ценились с небывалой остротой и всячески восхвалялись при дворе.

Платье в стиле ампир

Такой нимфой из широких кругов была и жена Бонапарта императрица Жозефина –
томная и миловидная вдова аристократа, претерпевшая гору фееричных драм
от террора, до участи любовницы богатых господ и ставшая воплощением всё
той же неоднозначности, свойственной образу самого Наполеона.

Платье в стиле ампир

Задачей Жозефины было устроение двора блестящего не менее, чем у
Марии–Антуанетты, но с поправкой на то, что теперь двор должен был
выражать в себе и городской дух. Объединить разные группы элиты в один
ослепительный очаг светской жизни – такими были императорские планы.

Наполеон, превратившись из никого в могущественного императора, трансформировав

свой образ и свою страну в соответствии с наиболее утопичными
представлениями о благе, преподал миру один из важнейших в истории
уроков – урок преображения и изобретения себя.


Стиль ампир в одежде


К тому времени по Европе во всю неслась индустриализация, и вот тут
Англия оказалась первее Франции, а коммерческая и культурная
составляющие жизни страны подверглись неумолимой модернизации. Сфера
потребления значительно расширялась, а истощенное завистью и
неравенством общество, насмотревшись на всяких Бонапартов, заражалось
волнующей фантазией о волшебном преображении.

131028397_3906024_121837337_120051182_86393262___2_ (300x42, 7Kb)
И в этот момент, в круговороте радикальных перемен, резких переломных

моментов, среди обломков былых деяний и легенд случилось возрождение
романтизма, как сублимации чувств ностальгии, тревоги и желания
погрузиться в красивую и добрую сказку. Образ Наполеона вдохновлял и
завораживал английских поэтов, а у кого-то даже вызывал крайнюю
неприязнь и страх. Артур Кольридж утверждал, что Бонапарт пленял и
околдовывал своих современников и что питает невыразимое отвращение к
этому дьяволу, чьи величие и блеск ослепляют людей. Вордсворт утверждал,
что великолепие и слава Наполеона –подделка, пленительный оптический
обман, а вот Хезлитт уверял, что у подвигов Бонапарта была ослепительная
внешняя сторона, которая и породила ослепительную славу.


Автор статьи: Анна Егорова

Tags: glamour, литература, мода
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments