Лора (li_ga2014) wrote,
Лора
li_ga2014

Categories:

Календарь дат / Максимилиан ВОЛОШИН (28 мая 1877, Киев – 11 августа 1932, Коктебель, Крым

"Замечательный человек, с красивою душою.
Мог отдать последнее, чтобы помочь нуждающимся.
Картины его похожи на Рериховские, с таким же зарядом энергетики."
Ирина Мациевич

Максимилиан Александрович ВОЛОШИН

настоящая фамилия Кириенко-Волошин) (1877–1932), – русский поэт-символист, художник, философ ,литературный критик, искусствовед,переводчик

, Он - автор первой монографии о В.И. Сурикове;один из самых ярких поэтов Серебряного века. Многие его стихи восхищают своей надмирной загадочностью, затрагивают мистические темы, отражающие его антропософские взгляды.

родился в Киеве, в семье юриста,
предки по отцу – запорожские казаки, по матери – обрусевшие в 17 веке немцы
  -после разрыва
отношений родителей остался с матерью, Еленой Оттобальдовной (урождённой
Глазер). Учился в гимназиях в Москве и Феодосии (после переезда с
матерью в Коктебель в 1893). Отчисленный «за участие в беспорядках» из
Московского университета,за причастность к Всероссийской студенческой забастовке (февраль 1900), а также за «отрицательное миросозерцание» и «склонность ко всякого рода агитациям» был отстранен от занятий. Во избежание иных последствий, отправился осенью 1900 рабочим на строительство Ташкентско-Оренбургской железной дороги.

Этот период Максимилиан Волошин называл позднее «решающим моментом в моей духовной жизни. Здесь я почувствовал Азию, Восток, древность, относительность европейской культуры». Максимиалин занялся самообразованием, много
путешествовал, слушал лекции в Сорбонне. В Париже он также брал уроки
рисования и гравюры у художницы Е. С. Кругликовой. Волошин в начале века
сближается с символистами, много пишет о русской культуре для
французской прессы.


С 1907 начинается новый «коктебельский»
период жизни Волошина. Он пишет стихи, статьи о современных художниках,
принимает участие в выставках «Мира искусства» со своими акварельными
пейзажами Крыма. Максимилиан увлекся «наукой о духе» – антропософии – и
даже уехал в 1914 году в Швейцарию, чтобы вместе с единомышленниками из
70 стран строить Гётеанум – храм святого Иоанна, символ братства народов
и религий.

«Заливы гулкие земли глухой и древней»
После революции Максимилиан Волошин

окончательно поселился в доме матери в Коктебеле, где в годы гражданской
войны находили спасение многие знакомые, а порой и незнакомые люди, вне
зависимости от своих политических взглядов. В 1924 году Волошин
превращает свой дом в Коктебеле в бесплатный Дом творчества
С 1899 Максимилиан Волошин путешествовал по Европе, побывал в Италии, Швейцарии, Франции, Германии, Австрии, Греции, Испании. В 1899–1907 и 1913–1916 жил в Париже, в 1907–1913 — попеременно в Петербурге и Коктебеле, с 1917 — в Коктебеле.

Занимался в Луврской школе музееведения, Школе Ф. Колароссии, мастерских Д. Уистлера и Е. С. Кругликовой (с 1901). Слушал лекции в Сорбонне, посетил многие библиотеки Европы. В 1906 женился на художнице В. М. Сабашниковой.
Картинки по запросу максимилиан волошин стихи

Сотрудничал в альманахах «Северные цветы», «Гриф», журналах «Весы», «Золотое руно», «Аполлон», газетах «Русь», «Русская художественная летопись», «Утро России». С 1910 работал над монографическими статьями о К. Ф. Богаевском, Е. С. Кругликовой, А. С. Голубкиной, М. С. Сарьяне. Выступал в прессе в защиту художественных объединений «Бубновый валет» и «Ослиный хвост». Опубликовал брошюру «О Репине» (1913), пропагандируя отказ от натурализма в искусстве.

Картинки по запросу максимилиан волошин стихи

В 1910 Максимилиан Волошин выпустил первый поэтический сборник («Стихотворения. 1900–1910». М., 1910). Издал сборники стихотворений Anno mundi ardentis (М., 1915), «Иверни» (М., 1918), «Демоны глухонемые» (Харьков, 1919), «Усобица» (Львов, 1923), «Стихи о терроре» (Берлин, 1923); сборник статей о культуре «Лики творчества» (М., 1914). Переводил стихи В. Гюго, П. Верлена, Ш. Бодлера, О. Барбье, Г. Гейне, Э. Верхарна, рассказы Г. Флобера, О. Мирбо.

Картинки по запросу максимилиан волошин стихи

В 1910–20-х Максимилиан Волошин выполнил множество пейзажей Крыма, Франции, Испании. Писал преимущественно по памяти. Участвовал в выставках объединений «Мир искусства» (1916–1924), «Жар-цвет» (1924–1929), Художественного общества им. К. К. Костанди (1925–1929). Провел персональные выставки в Москве и Ленинграде (обе — 1927).


"Сотни лет тупых и зверских пыток,
И еще не весь развернут свиток
И не замкнут список палачей,
Бред Разведок, ужас Чрезвычаек -
Ни Москва, ни Астрахань, ни Яик
Не видали времени горчей.
Бей в лицо и режь нам грудь ножами,
Жги войной, усобьем, мятежами
– Сотни лет навстречу всем ветрам
Мы идем по ледяным пустыням –
Не дойдем…и в снежной вьюге сгинем,
Иль найдем поруганный наш храм?
Нам ли весить замысел Господний?
Всё поймем, всё вынесем, любя…
Жгучий ветр полярной преисподней,
Божий Бич! приветствую тебя"
. 31 июля 1920. Коктебель

В 1920-х работал уполномоченным Крымского ревкома по охране памятников истории и культуры Крыма, выступал с лекциями по искусству, с чтением своих стихов. С 1923 дом Волошина в Коктебеле имел статус бесплатного Дома творчества.

Максимилиан Волошин умер в Коктебеле; похоронен на холме Кучук-Енишар. В доме-мастерской Волошина организован музей.

Произведения Волошина находятся во многих музейных собраниях, среди них — Государственная Третьяковская галерея, ГМИИ им. А. С. Пушкина и другие.

В 2006 в ГМИИ им. А. С. Пушкина (Музей личных коллекций) прошла выставка акварелей художника.
Картины Максимилиана  Волошина
В  технике акварели
им созданы сотни пейзажей, ко многим из них он сделал стихотворные надписи.

Золотые ворота

Испания. Пейзаж с кипарисами. 31,6х47,4 Бумага, акварель






Я люблю усталый шелест
Старых писем, дальних слов...
В них есть запах, в них есть прелесть
Умирающих цветов.

Я люблю узорный почерк -
В нём есть шорох трав сухих
. Быстрых букв знакомый очерк
Тихо шепчет грустный стих.

Мне так близко обаянье
Их усталой красоты...
Это дерева Познанья
Облетевшие цветы.


Кара-Даг в облаках






Небо в тонких узорах

Хочет день превозмочь,
А в душе и в озёрах
Опрокинулась ночь.

Что-то хочется крикнуть
В эту чёрную пасть,
Робким сердцем приникнуть,
Чутким ухом припасть.

И идёшь и не дышишь...
Холодеют поля. Нет, послушай...
Ты слышишь? Это дышит земля.

Я к траве припадаю.
Быть твоим навсегда...
"Знаю... знаю... всё знаю",
- Шепчет вода.

Ночь темна и беззвездна.
Кто-то плачет во сне.
Опрокинута бездна
На водах и во мне.

1905 лето Париж


Коктебель. 1932. 

воздушных, прозрачных акварели


Спустилась ночь.
Погасли краски.
Сияет мысль
. В душе светло.
С какою силой ожило
Всё обаянье детской ласки,
Поблёкший мир далёких дней,
Когда в зелёной мгле аллей
Блуждали сны, толпились сказки,
И время тихо, тихо шло,
Дни развивались и свивались,
И всё, чего мы ни касались
, Благоухало и цвело.
И тусклый мир, где нас держали,
И стены пасмурной тюрьмы
Одною силой жизни мы
Перед собою раздвигали.
1902

Коктебель. 1929

Крым. В окрестностях Коктебеля. 1910-е

Лунное безмолвие. 1930


Поэзия
и живопись соединились в творчестве Максимилиана Волошина в единое

целое, взаимно дополняя и иллюстрируя друг друга. Его поэтические
акварели из цикла «Коктебельская сюита» стремятся не столько отразить

реальные пейзажи «страны Киммерии», сколько передать душевное состояние и

настроение художника, что нередко подчеркивается не менее поэтическими
названиями работ («Тонко вырезаны дали, смыты светом облака», «В
шафранных сумерках лиловые холмы»)…


Портрет М. Волошина
работы Б.М. Кустодиева, 1924
«Вид на Коктебель», 1931
MaximilianVoloshinGrave00.jpeg

Скончался М.А. Волошин 11 августа 1932 г. в Коктебеле. Причиной смерти стало осложнение астмы, которой М. Волошин страдал много лет. Согласно последней воле поэта, его похоронили на холме Кучук-Енишар, с которого открывается вид на Коктебельскую бухту.

Зеркало

                               Я - глаз, лишенный век. Я брошено на землю,
                               Чтоб этот мир дробить и отражать...
                               И образы скользят. Я чувствую, я внемлю,
                               Но не могу в себе их задержать.

                               И часто в сумерках, когда дымятся трубы
                               Над синим городом, а в воздухе гроза,-
                               В меня глядят бессонные глаза
                               И черною тоской запекшиеся губы.

                               И комната во мне. И капает вода.
                               И тени движутся, отходят, вырастая.
                               И тикают часы, и капает вода,
                               Один вопрос другим всегда перебивая.

                               И чувство смутное шевелится на дне.
                               В нем радостная грусть, в нем сладкий страх разлуки...
                               И я молю его: "Останься, будь во мне,-
                               Не прерывай рождающейся муки..."

                               И вновь приходит день с обычной суетой,
                               И бледное лицо лежит на дне - глубоко...
                               Но время наконец застынет надо мной
                               И тусклою плевой мое затянет око!
 
                                                                      1905 
  
                                              Солнце 

                               Святое око дня, тоскующий гигант!
                               Я сам в своей груди носил твой пламень пленный,
                               Пронизан зрением, как белый бриллиант,
                               В багровой тьме рождавшейся вселенной.

                               Но ты, всезрящее, покинуло меня,
                               И я внутри ослеп, вернувшись в чресла ночи.
                               И вот простерли мы к тебе - истоку Дня -
                               Земля - свои цветы и я - слепые очи.

                               Невозвратимое! Ты гаснешь в высоте,
                               Лучи призывные кидая издалека.
                               Но я в своей душе возжгу иное око
                               И землю поведу к сияющей мечте!
 
                                                               1907 
                                            * * * 

                               Теперь я мертв. Я стал строками книги
                                 В твоих руках...
                               И сняты с плеч твоих любви вериги,
                                 Но жгуч мой прах.
                               Меня отныне можно в час тревоги
                                 Перелистать,
                               Но сохранят всегда твои дороги
                                 Мою печать.
                               Похоронил я сам себя в гробницы
                                 Стихов моих,
                               Но вслушайся - ты слышишь пенье птицы?
                                 Он жив - мой стих!
                               Не отходи смущенной Магдалиной -
                                 Мой гроб не пуст...
                               Коснись единый раз на миг единый
                                 Устами уст. 
                                                               1910 


  
Tags: ЖИВОПИСЬ, акварель
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments