Лора (li_ga2014) wrote,
Лора
li_ga2014

Categories:

Итоги года: потери, закрытия и шедевры на дому





Михаил Алдашин, Катя Филиппова. «Апофеоз войны».
Из проекта «Изоизоляция». 2020.
Фото: Михаил Алдашин, Катя Филиппова


В конце года принято подводить итоги и перечислять важные события.

Музеи закрываются

Первыми — с 25 января — начали закрываться китайские, корейские, а вслед за ними и японские музеи. В марте настала очередь европейских — они прекратили принимать посетителей практически во всех странах Европейского союза. Через две недели закрылся нью-йоркский Метрополитен, а вслед за ним и другие американские музеи. По приказу Министерства культуры РФ от 17 марта были закрыты все российские федеральные музеи; чуть ранее некоторые московские сделали это по собственной инициативе.

Срок музейного затворничества оказался разным. В большинстве европейских стран он равнялся трем-четырем месяцам. Дольше всего был закрыт Метрополитен-музей — пять с половиной месяцев. Российские музеи держали весенний карантин три с половиной месяца, сейчас закрылись еще на два, так что всего в 2020 году они стояли без публики почти полгода.

Ярмарки переносятся

Одними из первых на пандемию отреагировали организаторы намеченной на 19–21 марта Art Basel Hong Kong, они заранее сообщили о ее отмене. Затем одно за другим начали появляться сообщения об отмене или переносе прочих арт-ярмарок — больших и малых, местных и международных. Знаменитую антикварную TEFAF в Маастрихте все же решили открыть 7 марта, но проработала она меньше положенного срока: один из участников заразился коронавирусом, вспыхнул скандал. Больше рисковать никто не стал, за исключением отчаянных Cosmoscow и Стамбульской ярмарки современного искусства, намеченной на 16 декабря. Остальные предлагают виртуальные туры по виртуальным стендам.

Выставки: если не отменить, то продлить

Одной из самых шокирующих новостей был перенос старейшей в мире Венецианской биеннале — теперь ее открытия (архитектурной) ждут в следующем году, а художественная планируется только в 2022-м.

Естественно, что музеи, долго готовящие свои выставки, постарались их продлить. Например, «Рафаэль. 1520–1483» в Скудерии дель Квиринале в Риме, на которую было предварительно продано 77 тыс. билетов, готовилась три года, а проработала три дня. Ее заново открыли 2 июня, а закрыли 30 августа. Вход был строго регламентирован, в залах разрешалось присутствовать лишь несколько минут.

Сотрудникам музеев стоило многих усилий продлить ту или иную выставку.
точную дату снятия карантина даже предположить было невозможно.

Виртуальная жизнь музеев

Все крупные музеи и галереи давно имеют собственные сайты. Многие оцифровали свои коллекции — если не целиком, то наиболее важные их части. Многие еще до эпидемии вели различную интернет-деятельность. Однако проводить виртуальные экскурсии жизненно необходимо стало только во время карантина. Российским музеям Министерством культуры было строго приказано не прекращать работы, а перевести ее в онлайн-режим. Так что им пришлось быстро придумывать новые программы.

Государственный Эрмитаж с первых дней карантина начал вести онлайн-трансляции из Зимнего дворца и Реставрационно-хранительского центра «Старая Деревня». В первую же неделю их посмотрело более 12 млн человек. Чтобы наблюдать за жизнью Эрмитажа в режиме реального времени, были установлены новые веб-камеры; в объектив регулярно попадали и знаменитые эрмитажные коты.

Онлайн-аукционы

Онлайн-аукционы существуют не один год, но они никогда не приносили столько прибыли, как реальные. Пандемия неожиданно сыграла им на руку. После отмены очных аукционов флагманы арт-рынка перешли в интернет и достигли выручек, сравнимых с доковидными торгами. В июле в течение серии онлайн-аукционов Sotheby’s, снятых, как блокбастер, несколькими камерами и показанных в прямом эфире, было продано более 90% лотов, суммарная выручка составила $363,2 млн, триптих Фрэнсиса Бэкона ушел за впечатляющие $84,5 млн. В октябре аукцион Sotheby’s уже можно было смотреть по телевизору, а специалисты Christie’s комментировали торги — принесшие $340 млн — в реальном времени, как спортивный матч.

В беспрецедентной ситуации, которая сложилась во время карантина, нужны неожиданные инициативы. Такой были аукционы созданной коллекционером и дилером Максимом Боксером группы «Шар и крест» в Facebook. В закрытой группе художники продавали свои работы художникам, коллекционерам, критикам и галеристам по низким ценам — максимум 5 тыс. руб. для графики и 10 тыс. руб. для живописи. Продав три работы, художники должны были купить одну, а продав десять — одиннадцатую пожертвовать в фонд «Шара и креста».

Держи дистанцию!

Долгожданное снятие карантина стало еще одним испытанием для музеев, выставочных залов и галерей. Им пришлось приспосабливаться к новым правилам посещения: дозировать поток зрителей, продавать билеты в интернете по сеансам (первым начал продавать билеты только онлайн Лувр в сентябре прошлого года, но это было связано с желанием избежать очередей, а не с пандемией, однако нововведение оказалось весьма актуальным), следить, чтобы все были в масках и соблюдали положенную дистанцию. В таких условиях невозможно увеличить посещаемость. К тому же многие мировые музеи лишились значительной части своей публики — зарубежных туристов, так как границы большинства стран были закрыты. Например, суперпопулярная Дрезденская картинная галерея принимала в день не более 200 посетителей. При этом введенные ограничения не должны были раздражать публику. «Для нас важно не зажать посетителей, чтобы они чувствовали себя свободными, а не арестантами», — говорила директор ГМИИ им. А.С.Пушкина Марина Лошак.

Маски: и защита, и сувенир

Защитные маски теперь обязательный повседневный предмет экипировки граждан. В музеи после снятия карантина не мог пройти ни один ковид-диссидент. Музеи быстро освоили выпуск масок собственного дизайна, где использовали фрагменты хитов из коллекций. Маски превратились в сувенирную продукцию многих выставок. Так, черная маска Третьяковской галереи с названием выставки «Ненавсегда» в нынешней ситуации воспринимается как утешительное заверение.

Изоизоляция: шедевры на дому

Вынужденная изоляция породила невиданный расцвет такого оригинального жанра народного творчества, как повторение музейных шедевров в домашних условиях, из подручных средств. Метрополитен, Музей Гетти и Рейксмузеум в конце марта сами призвали своих поклонников поупражняться в этом занятии, используя знаменитые картины из их собраний: «Не просто смотрите на произведения искусства — сами станьте произведениями!»

У нас тоже образовался аналогичный флешмоб «Изоизоляция», процветавший и в Facebook, и в Instagram. В отличие от старинных «живых картин» для узкого круга, современный виток этого увлечения носил поистине массовый характер благодаря соцсетям, куда эти доморощенные шуточки немедленно отправлялись. Азарт подогревали лайки и перепосты — чья девушка с жемчужной сережкой наберет больше? В этом массовом творчестве попадались и настоящие шедевры, как, например, «Апофеоз войны» Василия Верещагина, выложенный на кухонном столе из кучки пельменей. Главное — что множество людей скрасили скуку и страх, почувствовав себя в карантине настоящими художниками

по материалам сайта



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment